Люблю по Кирова пройтись и вспомнить годы молодые

Статьи по истории улиц райцентра привлекли внимание читателей, нашли отклик среди жителей села.

Справка: В начале прошлого века улицы Кирова в современном ее представлении не было. Начиная от центра занятости в сторону моста – этот край назывался Черепановкой. И прозвали его так потому, что первыми жителями улицы были братья Черепановы. А за речкой в сторону Кукарской – Патраковка. Официальное название улицы Кирова появилось в годы советской власти, в честь увековечения памяти видного революционера Кирова. Но еще долгие годы это название плохо приживалось. В общении между собой жители по-прежнему называли ее Черепановкой. И только спустя почти век – это, теперь уже неофициальное, название забылось, да и родственников тех первых жителей на улице не осталось. Хотя старожилы села, его коренные жители, помнят название и иногда в разговорах упоминают.

– Большую часть сознательной жизни мы с женой Галей прожили в Омске – в прекрасном этом городе на Иртыше – могучей, широкой, полноводной реке. Там родились и выросли наши дети. А мы, несмотря ни на что, скучали по Мокроусово, маленькой синей речке Кизак, в годы нашего детства и молодости – полноводной с берегами, не заросшими ивовыми кустами.

Мокроусово родное, сердцу милое село.
Всегда ты в памяти со мною;
Куда б судьбой не занесло.

Сейчас с возрастом все чаще память уносит в те теперь уже далекие – 50-е.

Вспоминается старенький деревянный мостик, который в летнее время заменял клуб, здесь теплыми вечерами устраивались молодежные вечерки, играла гармошка, иногда слышались звуки баяна или аккордеона. Танцы, песни, шутки и звонкий девичий смех, а нам, ребятишкам, разрешалось только издали смотреть на это веселье.

Наш домик стоял у самой реки, у моста. Когда весной река разливалась, то доходила почти до самого крыльца. В ледоход мы боялись спать ночью. Такой грохот стоял от ломающихся льдин. Потом вода быстро спадала, мы знали – это за Кукарской размыло плотину. Тут начиналось наше мальчишеское раздолье: мы могли на мели ловить руками окуней, не обращая внимания на исколотые в кровь ладони!

 За речкой было всего четыре дома, среди них выделялся большой дом Приваловых. Хорошо помню высокое крылечко, на котором любили играть с Людой и Женей, да еще Ритой Аламовой. Закрою глаза и вижу их лица, усыпанные веселыми веснушками, слышу заливистый смех. Как-то Женя рассказал уличной ватаге ребятишек, что бабушка наварила варенья и поставила в погреб. Ну и кто-то из них его украл. Женя так плакал, что я даже через годы помню это…

Филипп Сидорович участвовал в борьбе с бандитизмом. Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.». Трудился в МТС комбайнером, шофером, последние годы перед пенсией был прорабом в МПМК. Тетя Тамара работала в типографии. Женя возглавлял типографию, но потом уехал на север и там пропал. А позднее и Люда – живет в Москве. 

Недалеко жила большая семья Ивана Павловича Нестерова. Толя, мой ровесник, но уже работал на кирпичном заводике, который почему-то звали «сараем». Летом он калил в больших печах кирпич, сначала слегка так топил, лишь бы «шаяло», а потом гнал на жар. Только и успевал сухие бревна в печь заталкивать.

Потом печи постепенно охлаждались и мы, ребятишки, помогали красный кирпич вытаскивать под навесы в сараи. Платили копейки, но мы были рады. 

Рядом у речки была пимокатка, Толины сестры Маша и Люба там катали валенки. Дядя Ваня занимался этой работой дома, его «производство» находилось в бане, где из широких «чулок» скатывались на колодках-формах настоящие деревенские пимы.

Вечерами большими компаниями собирались возле печей, рассказывали анекдоты, страшные байки, пекли печенки. Запугивали себя так, что страшно было отойти в потемки, дурачились над девчонками, пугали их, они с визгом удирали по домам.

На нашей улице жил работящий, трудолюбивый народ. Один такой умелец – дядя Коля Папулов, он работал разнорабочим, но мог и печку сложить и по столярному делу был мастер. Его жена – тетя Тася работала поваром в столовой. Мы с братом Колей ходили к ней с бидончиком за вкусным супом и компотом. В семье, как и у нас, четверо детей. Лида – моя ровесница: бойкая, симпатичная, боролась со мной, часто бывало, что и в снегу вываляет, видимо, я слабее был.

И.Ф.Шафранцева хорошо помнят и мокроусовцы постарше, он много лет проработал секретарем в сельском совете. Иван Филиппович – участник Великой Отечественной войны, воевал на Калининском, 1 Прибалтийском фронтах в составе 38 запасного стрелкового полка – командовал отделением. Дважды ранен. Награжден орденом Красной Звезды, медалями. Тетя Валя – швея, в семье росли шестеро детей. Дочери Любе мама передала мастерство по швейному делу. 

В те годы почти все семьи были многодетными, не исключением была и семья Чагодаевых: куча ребятишек. Постоянными участниками детских игр были Коля и Таня. Отец их дядя Саша, мужчина строгих правил, работал плотником.

После войны прошло совсем немного времени, мужчины, бывшие фронтовики составляли большинство мужского населения нашей улицы. Они не выставляли напоказ свои ордена и медали, мало рассказывали о том героическом времени. Только, когда их не стало, мы узнали, что рядом с нами жили настоящие герои, не щадящие своей жизни в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Один из них дядя Филат Шелепов – это был высокий мужчина, мастер делать колеса к телегам, сани, дровни. Работал в райтопе столяром. На территории предприятия стояла избушка, и дедушка плел ходки, короба. Все это я видел, когда приходил помогать маме, которая работала там техничкой в конторе. Тетя Тася Шелепова торговала в киоске, где продавалось мороженое и вкусный морс, и часто угощала меня. До сих пор помню, как пузырьки от напитка ударяли в нос.

Лета мы ждали очень, переходили «на подножный» корм. Я знал многие леса и поляны, поэтому мы собирались с нашего околотка и отправлялись в лес. Сначала ходили к ближнему дому, там работала первая полеводческая бригада из Кукарской. Потом к дальнему дому второй бригады стали ходить. Там пили вкусную воду из колодца, когда набрав ягод возвращались с полей домой.

Попутно заходили на гороховое поле, рвали стручки в карман и под рубахи. Если заставал объездчик – удирали, а он гонялся за нами на лошади, хлестал по голым ногам кнутом – бывало, что и ягоды рассыпали, и горох из-под рубах вываливался ….Но ничего, переморщимся, и опять «пасемся» на поле. А то в Крепостинский сад заберемся малину поесть, там опять нас бабка-сторожиха гоняла, но кнутом не била, жалела.

Здесь же на улице жили две семьи Савиных. Тетя Нина работала кассиром в автостанции, потом в аэропорту. Всегда оставляла нам билеты. Асфальта-то не было, трудно было приехать и уехать. Дядя Тима, когда приезжали в гости, всегда подойдет, поздоровается: «Здравствуйте, омичане! С приездом в родные края!»

У других Савиных – дяди Сени и тети Шуры в семье росли пять девчонок и один парень Ананий Климентьевич Заборских – фронтовик, призван в армию в 1941 году. Воевал в составе 210 танковой бригады – помощник командира взвода. Домой пришел только в 1948 году. Работал в пром-комбинате, в деляне рубил дрова и на быках вывозили их в райцентр. Умел хорошо выделывать шкуры, у него все получалось, за что бы он ни брался.

Ефросинья Сидоровна – домохозяйка, занималась воспитанием детей, а их было шестеро. Наверное, поэтому дядя Ананий посадил за ограду шесть тополей, и они росли и радовали нас летом своей прохладой.

Молодежь любила собираться у них на лавочке вечерами. Эта привычка сохранилась и в зрелые годы. Когда приезжали из Омска в отпуск, часто сидели на большой лавочке Заборских, все соседи приходили, общались, говорили о жизни. 

Еще один танкист проживал на нашей улице – это Михаил Сергеевич Жиляков. В 1941 году был призван в армию, воевал в составе 33 батальона отдельного танкового полка – механик-водитель. Не прятался земляк за спины товарищей, и свидетельство этому награды – ордена Славы и Красной Звезды, медаль «За отвагу». Тетя Стяня – Почетный донор. 

Недалеко от нас проживал дядя Федя Андреев - штукатуром, умелый печник, а к тому же играл на гармошке. Тетя Луша – пекла вкусные сдобные «каралечки» и угощала не раз. Вообще эта семья отличалась музыкальностью: дочка Нина тоже играла на гармони и красиво пела. Сын Саша, самоучка, на слух мог тут же подобрать мотив. Александр – жив и здоров, и сейчас иногда играет. А Зина была самая красивая на нашей улице – на донскую казачку похожа. Длинная черная коса до пояса, черные глаза, брови вразлет, улыбнется – ямочки на щечках.

Трагичной оказалась судьба еще одной жительницы улицы Ирины Обогреловой. Женщина работала бухгалтером, воспитывала троих детей. Старшая дочь Тамара - отличница и красавица, окончила 11 классов, мечтала получить специальность и вернуться в родное село. На один из теплых солнечных июльских дней случилась непоправимая трагедия: всей семьей и близкими родственниками поехали они на бортовой машине по ягоды. Когда возвращались из леса, машина перевернулась. В кузове было человек 10, никто даже царапинки не получил, а Тамару зацепило бортом. Так на взлете жизни девушки не стало. Младший Саша служил в морфлоте, по приезду домой встретился с друзьями на танцах в РДК. Одному из посетителей не понравилось поведение паренька. Вызвав на крыльцо ничего плохого не ожидающего Александра, нанес смертельный удар ножом. Средний сын Михаил, вернувшись из армии, устроился работать на Севере. Но коварная болезнь оборвала и тут нить жизни. Только тот, кто пережил горе утраты близких, поймет состояние матери, потерявшей детей.

Может быть, именно поэтому ее жизнь также оборвалась преждевременно. 

Всегда с большой теплотой и любовью вспоминаю родителей жены. Тесть Василий Яковлевич Вагин воевал на Волховском фронте, ранен на станции Мга под Ленинградом. Награжден орденом Отечественной войны 1 степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги». Работал трактористом в МТС, инженером в сельхозтехнике, в управлении сельского хозяйства. И в мирные дни награжден медалью «За освоение целинных земель». Валентина Терентьевна - учительница начальных классов, «Отличник просвещения РФ», труженица тыла, как и моя мама. У нас с женой Галей было две мамы. Мы любили приезжать домой в гости к бабе Вале и к бабе Зине. Отпуск делили пополам: две недели в Мокроусово, две – в М-Мостовском. И там, и там нам нравилось, но улица детства – улица Кирова – роднее:

Красивая улица Кирова,
Прямая как будто стрела!
Люблю, когда зимой снег над нею кружится, – 
А летом в деревьях шумит листва!

(На фото ул.Кирова сегодня)

Комментарии

Сорок семь лет назад соединили свои судьбы Николай Сергеевич Михалищев и Евгения Николаевна Быков

Мы встретились с индивидуальным предпринимателем Татьяной Михайловной Ильиных.

Все новости рубрики Люди