Эхо далекой трагедии

В числе ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС был и наш земляк Евгений Александрович Немов.

Техногенная авария на Чернобыльской АЭС, которая произошла 26 апреля 1986 года, считается одной из самых страшных событий конца 20 века. И сегодня мы вновь возвращаемся к этой трагической и памятной дате, вспоминаем хронику 33-летней давности и чтим ликвидаторов последствий разрушительной катастрофы. 

Наша газета считает необходимым сохранить память о тех, кто защищал страну от последствий катастрофы, кто не понаслышке знает о масштабах и последствиях трагедии. Работы по устранению взрыва и захоронению реактора длились четыре года. За это время в ней приняли участие 600 тысяч человек из всех точек Советского Союза, среди них 2131 зауралец, из которых 945 уже нет в живых. В числе ликвидаторов был и наш земляк Евгений Александрович Немов, который приехал семьей из Ленинграда в наш район в 2013 году.

Родился он в семье военнослужащего. За время учебы пришлось поменять много школ. После окончания вечерней школы в городе Душанбе уехал в Казахстан в город Целиноград учиться на столяра-плотника. Принимал участие в строительстве шикарнейшего здания Дворца молодежи. Службу в рядах Советской Армии проходил Прибалтийском военном округе, полку противовоздушной обороны. После армии вернулся к матери в Душанбе, в 1978 году уехал в Тверь, работал на вагоностроительном заводе, затем в колхозе трактористом, а затем переехали под Киров на родину жены, где работал в лесхозе трактористом, рамщиком, крановщиком. На ликвидацию аварии на Чернобыльской АЭС записался добровольно. Много ездили с химиками, проверяли на радиацию молоко, дрова. Прибывшие до них ликвидаторы вспоминали, что последствия уменьшил прошедший на следующий день после аварии сильный дождь, осадивший радиацию. И главный фактор: мужество обслуживающего персонала, не бросившего свои посты, самоотверженность вертолетчиков. Особенно много народу было призвано в первый год, когда ставили саркофаг. Его строили наспех, накопители постоянно «сифонили». Были выбросы, людей разворачивали обратно. Сейчас саркофаг весь треснут. Хотя было указание направлять сюда мужчин, имеющих 2-х детей, были случаи призыва молодых парней. Комполка был хороший, отправлял их обратно в Киев. 

Работали на крыше, находясь там в зависимости от радиации, в основном 30 секунд. Одни были по 7 раз, некоторым хватало и одного раза пребывания: начинало тошнить, мутить. Все зависело от здоровья, как предрасположен организм. На замене бетона не знает, сколько сотен человек проходило. Один – с ломом, другой – с лопатой, третий – с мешком. Внутри, в промышленной зоне, где все оборудование, меняли кабели, работая по 2-3 часа. Постоянно шла замена грунта вокруг станции.
– Информация подавалась искаженная, по приезду на станцию даже не объяснили последствий. Многие не имели даже элементарных представлений о последствиях радиации. Если бы знали, люди были бы повнимательнее, поаккуратнее, – говорит наш собеседник. – Видимо, поэтому было много вольнонаемных, работавших за хорошие деньги. Женщины-вольнонаемные мыли на станции стены от радиации.

Евгений Александрович порой задумывается, кто из них сейчас жив?

Круглосуточно работала баня, лежали стопы чистого белья. На груди у каждого был накопитель, на выходе химик проверял. По его подсчетам, доходило и до 50. Фильтр («лепесток») забивался очень быстро, приходилось часто менять. Некоторые падали в строю. 

– Украина поразила: в деревнях дома соломой покрыты. Припять город красивый, видно, что жили богато: оставлены дефицитные машины, «Явы». Но вся техника, несмотря на зараженность, оказалось проданной. Интересно, где она всплыла? – размышляет Евгений Александрович.

После Чернобыля вернулся обратно в Киров. Лесхоз закрыли, ушел на пенсию. У друга, участвовавшего в ликвидации, сейчас происходит гниение костей. Сам Евгений Александрович три месяца пробыл в Кировском институте крови, но по-прежнему болит голова. 

В 2013 году переехали в Мокроусово к родственникам жены. Жена Ольга Владимировна работает в Центре народной культуры смотрителем-экскурсоводом и руководителем кружков. Старшая дочь учится в Мокроусовской школе, младшая посещает детский сад.

Е.А.Немов награжден медалью «За спасение погибавших» и юбилейными знаками. Евгений Александрович считает, что только благодаря слаженности действий всех ликвидаторов последствий аварии, их мужеству и верности своему долгу, ущерб оказался ограниченным. А на 20-летие аварии на АЭС ребят не украинцев в Чернобыль даже не пустили.

Анна Жарникова, главный научный сотрудник музея.

Комментарии

Все новости рубрики Люди